Информационные игры вокруг хозяйства (социализм и капитализм


В предыдущей статье — "Чем социализм отличается от капитализма" — мы обратили внимание на различие капиталистического и социалистического толкования взаимоотношений между людьми. Продолжаем этот разговор.

Сопоставляя публичные экономические представления, пропагандировавшиеся до и после 1985 года в Советском Союзе и "на постсоветском пространстве", трудно не заметить, что именно в 1985-м началась чехарда экономических мысленных моделей, которая постепенно привела к разделению экономического знания на две части:

  • набор штампов эгоцентрического поведения;
  • сокровенное "знание экономики", недоступное здравому смыслу массового человека, толкуемое профессионалами от экономики, обосновываемое сложными математическими моделями, а также историческими, психологическими и иными трудно проверяемыми абстракциями.

В учебниках по экономике вы прочтете, что слово "экономика" происходит от греческого, обозначающего искусство домоводства; что была в ходу кроме домашней экономии еще политическая экономия, которая обозначала аналогичное искусство в масштабе государства.

В русскоязычном термине "экономика" происходит сложение смыслов понятий "экономические теории" и "экономическая жизнь".

В качестве экономических теорий предлагается нечто, что чаще всего называют нерусским словом "экономикс", и что во времена перестройки было преподнесено нашему обществу как фундаментальная экономическая наука и основа экономического образования. Об этом экономиксе приведем два характерных суждения. Первое — от противников данных воззрений:

"Экономикс (economics) — термин бурж.-экономич. лит-ры, синтез бурж. неоклассических и неокейнсианских теорий, объединенных общим представлением о предмете экономич. науки, общими методологич. принципами, единой социальной направленностью в защиту интересов крупного монополистич. капитала". ("Политическая экономия" т.4 М., "Советская энциклопедия", 1980) [1]

Второе — от авторитетнейшего представителя этого направления мысли:

"Это скорее метод, чем доктрина, инструмент разума, техника мышления, которая помогает тем, кто владеет ею, приходить к правильным заключениям". (Дж. М. Кейнс) [1]

Мы говорили о различии социализма и капитализма. Чем же отличаются друг от друга экономика социализма и экономика капитализма, как в смысле теорий, так и практики? Ведь в обоих случаях речь идет о жизни людей, которым нужна пища, кров, одежда, образование, здравоохранение и многое другое. В обеих системах все это нужно как-то производить, затем оно должно попадать к потребителю. В мире современных технологий и разделения труда отношения по поводу производства и распределения благ не очень просты, но чем отличается непростота капитализма от непростоты социализма?

Мы обмолвились выше о разделении труда. Оно означает, что создание благ, более или менее необходимых для жизни людей, каким-то образом распределено между многими субъектами. В таких условиях принцип: что сделал, то и мое, не годится. Он не обеспечивает отдельного человека необходимым ему для жизни набором благ. В условиях разделения труда субъекты, чтобы выживать и воспроизводиться, обязательно должны вступать в отношения с другими субъектами по поводу как производства благ, так и доведения произведенных благ до потребителей.

Мы тут смешиваем в одном понятии "субъект" человека и организованную группу. Смешиваем в понятии "потребление" поедание пищи, пользование услугой, затрату ткани на пошив костюма и даже затрату труда на костюм.

Понятие "производство" пока еще почему-то отделяют от "оказания услуг", но и в "материальном производстве" смешаны такие разные виды деятельности, как земледелие, животноводство, добыча ископаемых, выработка и передача электроэнергии, изготовление машин и отдельных деталей, строительство домов, дорог, трубопроводов, защитных дамб. В буржуазной торговле — представьте себе — производством называют предварительную расфасовку и упаковку продовольственных товаров. При этом транспортировку грузов, научный поиск, обучение, лечение, тушение пожаров, охрану порядка и множество других отраслей общественно-необходимой деятельности производством если и называют, то разве что условно, метафорически.

Предметом экономических теорий являются как раз отношения, возникающие вследствие разделения труда, по поводу создания благ и их доведения до потребителей. Что такое здесь "отношения"? В нашем контексте отношения есть способы взаимосвязанного поведения субъектов (взаимодействия). Договорные отношения, конкурентные отношения, подчинение, наследование, найм, купля-продажа, правоотношения, отношения собственности — все это суть абстрактные схемы, мысленные модели, позволяющие в неких обстоятельствах организовать взаимосвязанное поведение субъектов.

Здесь мы констатируем самый важный момент понимания экономики: упомянутые отношения по поводу создания благ и их доведения до потребителя являются не только предметом рассмотрения для экономических теорий, но также их продуктом, результатом, поскольку теории выступают представлениями, обосновывающими и поведение отдельных субъектов, и государственную политику.

Таким образом, становится понятной двойственность термина "экономика" в традиции русской общественной мысли: это с одной стороны представления об отношениях, а с другой — сами отношения, складывающиеся под влиянием их определенного понимания. В основе этой двойственности лежит различие материального и информационного аспекта жизнедеятельности людей.

Человека связывают с окружающим миром материальные потребности и информация. Само по себе ощущение голода подталкивает, но не определяет поведение. Необходимо знать способы добывания пищи. К тому же фактором, подталкивающим поведение, служит не только ощущение голода, но и страх оказаться без пищи, который материально не связан с биологической потребностью, а нарабатывается или утрачивается в конкретных условиях жизнедеятельности.

Материальные зависимости существуют помимо нашей воли. Информационные моменты в сознании должны соответствовать материальным потребностям и обстоятельствам, но по своей природе они подвластны человеческому разуму, воле, воображению. Бывает, что информационные моменты, определяющие поведение, по той или иной причине оторваны от материальных обстоятельств, не соответствуют им. Тогда поведение приходит к противоречию с материальными нуждами, и человек терпит ущерб.

Давно известно, что информационные моменты для человека могут принимать форму психологической зависимости, например, азартные игры, пьянство, одержимость идеями. Информационные моменты могут становиться сильнее воли, поскольку опираются на биологические самоощущения человека либо на их воображаемый эквивалент. Искусство преодолевать свои внутренние ощущения, низводить их до уровня, поддающегося рационально-волевому контролю, не убивая при этом в своей душе ее мятежного начала, — едва ли не важнейшее из жизненных умений человека.

В реальной жизни мы, сообразуясь с обстоятельствами, привычно умеряем эмоции, откладываем желания, справляемся с настроениями, то есть, действуем подобно кошке, которая терпеливо выжидает момента, чтобы броситься за птичкой.

Сопоставляя социалистические экономические представления с буржуазным "экономиксом", можно заметить их принципиальное различие. Советские экономические концепции ориентированы на управление общественным хозяйством, аналогично тому, как мы управляем своим домашним. Буржуазная экономика оправдывает чудовищный финансовый паразитизм на хозяйстве, причем единственным рациональным аргументом служит то, что такая система есть и она по сей день работает. Но если бы такого рода аргументации для истории было достаточно, то на Земле еще и сегодня торговали бы людьми.

Советская экономическая школа занимается описанием реального хозяйства как сложного многоаспектного и многокритериального управляемого объекта. Отсюда такие понятия, как хозяйство, отрасль, производство, учет, затраты, ресурсы, план, баланс, цена и ценообразование, амортизационные отчисления, основные средства, оборотные средства, и т.д..

Полет "теоретической мысли" советской экономики направлен на обоснование пропорций, приоритетов развития, цен, форм экономических отношений для целей планомерного развития страны. Высшие цели и приоритеты вырабатываются государством, исходя из научного анализа общественных потребностей. Идеологической основой обоснования пропорций служит трудовая мера стоимости, на практике подкрепляемая научно обоснованными нормативами потребления.

Ставка в советской экономике делается на досягаемость базовых понятий для здравого смысла, на их связь с пониманием жизненных потребностей общества и отдельного человека. При этом расчет делается на прозрачность экономических отношений, на умение соразмерять личные потребности с общественными возможностями, на коллективизм, взаимопомощь, приоритет общественной пользы.

В итоге советская модель предлагает человеку понимать, оценивать, контролировать экономическую жизнь страны, однако в обмен требует умения согласовывать свои эгоцентрические приоритеты с общественными интересами. Забота об общественном благе — рациональная аксиома социализма, закрепленная в идеологии.

Буржуазные экономические концепции основаны на использовании антиинтуитивных информационных понятий: коммерческая тайна, рынок, рынок ценных бумаг, инфляция, холдинг, собственность, недвижимость, интеллектуальная собственность, бизнес, теневая экономика, рейтинг и т.д..

Критерий стоимости идеологически не фиксирован. В одной ситуации можно ее "теоретически" привязывать к труду, в другой — к "разумному" уровню рентабельности, в третьей можно обвинять партнеров в "демпинге", хотя обсуждать обоснованность чужих цен по чисто рыночным понятиям есть безумие. И каждый раз оппоненту может быть на голубом глазу заявлено, что данное поведение обосновано соответствующей экономической теорией.

Критерий общественной пользы в экономических отношениях публично не признается. Каждый нормальный человек понимает, что попрание общественной пользы в крупных экономических делах наносит вред миллионам людей, но обязательств придерживаться этого критерия на собственников не возложено. Государство олигархов само решает, когда и в какой мере следовать этому критерию, а когда безнаказанно отдаться эгоцентризму.

В результате кучка богачей получает неконтролируемую власть над обществом. Последнему остается альтернатива: терпеть или взорваться с непредсказуемыми последствиями. И в том, и в другом случае люди лишены количественных и моральных критериев оценки жизни и не могут адекватно контролировать экономические процессы, затрагивающие их интересы.

Неудивительно, что образцом человека в буржуазной экономике служит ненасытный эгоцентрик, приученный всегда быть обманутым и обманывать, для которого коллективистское мышление непонятно, непосильно и даже "тоталитарно".

Вместе с тем буржуазные экономические модели оказываются иногда более эффективными, чем социалистические. Под эффективностью понимают способность человека или способа поведения приводить к заданной цели. Притом неважно, какая это цель, кто ее поставил. Приказано — сделано. Поручено — выполнено. Захотел — добился. То есть, эффективный — тот, у кого получается, чего он хочет. Умелый, профессиональный.

Приходится останавливаться на "эффективности" подробно, потому что это понятие, которое в математике и технике имеет смысл позитивно окрашенной оценки, буржуазной экономикой используется применительно к совсем особой сфере — жизненно важным отношениям людей. Причем используется вместо критерия общей пользы или иных, подобающих для этой сферы.

Поначалу трудно поверить, но за буржуазно-экономическим критерием эффективности действительно стоит поведенческая философия типа не пойман — не вор, деньги не пахнут, не обманешь — не продашь, все имеет свою цену, кто сильнее, тот и прав, победителей не судят и тому подобное. Поэтому "эффективный" может быть синонимом не только слова успешный, но и опасный, преступный, непредсказуемый, подлый, циничный, разрушительный.

Я пишу эти строки, и мне нелегко отделаться от ощущения, что я напрасно браню идеологию экономикс, так респектабельно выглядит общество, продвигающее эту идеологию по всему миру. Но это факт, подтверждаемый и свидетельствами, и практикой — буржуазные экономико-идеологические воззрения не предусматривают обязательных гуманистических критериев. То есть, обосновываемая ими экономическая политика без дополнительных публичных критериев, которые общество могло бы контролировать, вполне может оказаться несовместимой с жизнью.

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Цитируется по "Экономикс сиречь наука экономическая" — ж."Экономическая школа" вып.2, 1992. Санкт-Петербург.


О нас

АГРОНАВТ — новостной сайт, обличающий коррупцию, преступность, должностные злоупотребления, мошенничество и т.д. информируя о событиях, фактах, явлениях, и предоставляющий материалы для самостоятельного анализа. Сайт имеет в своей структуре новостные разделы по тематика и региональному признаку. Одной из глобальных задач мы видим перед собой сплочение людей в целях борьбы с происходящими негативными явлениями в стране. Сайт призван не только информировать граждан о резонансных происшествиях и событиях, но и помочь им в обнародовании собственной информации и донесении её до компетентных государственных органов.